лучший редизайн сайта
 Посмотреть другие статьи |  Версия для печати

Дефицит кальция и витамина D: Новые факты и гипотезы (обзор литературы)

Е.Л.НАСОНОВ, кафедра ревматологии ФППО Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова
Медицинский научно-практический журнал <Остеопороз и остеопатии>, N3, 1998г.

      Кальций, существующий в ионизированном и связанном с другими молекулами состоянии, принимает участие в регуляции важнейших физиологических процессов, составляющих основу функциональной активности большинства клеток организма млекопитающих. Эти процессы в большинстве случаев опосредуются селективными кальциевыми каналами, которые являются универсальными компонентами биомембран различных клеток. Кальций принимает участие в регуляции секреции ряда ключевых гормонов, ферментов и белков организма млекопитающих. Электрическая активность нервной ткани определяется балансом между уровнем внутриклеточного и внеклеточного кальция, а в ассоциации с тропонином кальций участвует в сокращении и расслаблении скелетной мускулатуры. Наконец, поскольку 99% кальция содержится в костной ткани, именно "скелетный" кальций определяет прочность костей скелета и служит основным резервуаром кальция в организме человека [3,4].
      По современным представлениям, дефицит кальция и витамина D (стероидный гормон - регулятор кальциевого гомеостаза) может приводить к развитию широкого спектра заболевании. Среди них особое внимание уделяется остеопорозу. Напомним, что остеопороз, развивающийся не менее чем у 50% женщин и 30% мужчин старше 50 лет, приводит к переломам костей скелета и поэтому относится к числу важнейших причин, ведущих к снижению качества и продолжительности жизни людей пожилого и старческого возраста [51]. Достаточное потребление кальция (и витамина D) рассматривается в качестве одного из наиболее адекватных подходов к профилактике остеопороза [1,66,77]. По данным экспериментальных исследований, низкое потребление кальция приводит к остеопении у лабораторных животных [77]. У взрослых людей адекватное потребление кальция достоверно ассоциируется со снижением скорости потери костной массы, наблюдаемой в процессе старения организма [27,48,76], и риском переломов костей скелета [24,25,47,81]. Например, по данным Т. Holbrook и соавт. [47], у лиц, потребляющих продукты питания, содержащие более 700 мг кальция, риск переломов шейки бедра на 60% ниже, чем у лиц, принимавших меньшее количество кальция. Примечательно, что другие компоненты диеты не оказывают столь заметного влияния на частоту переломов шейки бедра, а тенденция к увеличению риска переломов сохраняется после исключения потенциального влияния других факторов, способствующих развитию остеопороза (курение, прием алкоголя, уровень физической активности и масса тела). Прием кальция в адекватном количестве приводит к стабилизации минеральной плотности кости (МПКТ) у женщин в постменопаузе [82] и у мужчин и женщин пожилого и старческого возраста [27,31,62,72,79,80], снижению уровня биохимических маркеров, отражающих костную резорбцию [6,12,36,49, 59,88], в том числе у женщин в ранний период менопаузы [85], коррекции индуцированного паратиреоидным гормоном (ПТГ) увеличения костного обмена.
      Точка зрения о том, что дефицит кальция играет основную роль в развитии остеопороза только у лиц пожилого возраста, в то время как у женщин в ранний период менопаузы потеря костной массы связана только с дефицитом эстрогенов [44,78], в настоящее время пересматривается [66-68]. Это связано с несколькими обстоятельствами. Во-первых, поданным многих авторов, у женщин уже в ранний период менопаузы отмечается тенденция к отрицательному балансу по кальцию, который связывают с увеличением потери кальция с мочой на фоне натрий- зависимого нарушения почечной реабсор-бции кальция [39] и снижением абсорбции кальция в кишечнике. Во-вторых, у женщин в ранний период менопаузы прием 1 г кальция в вечерние часы приводит к подавлению костной резорбции (судя по экскреции пиридинолина и де-зоксипиридинолина) [86]. Следует подчеркнуть, что у женщин в пременопаузальном и постменопаузальном периодах отмечаются циркадные колебания костной резорбции с максимальной выраженностью в ранние утренние часы, отражающие циркадные колебания синтеза ПТГ [12,32,59]. Поэтому препараты кальция наиболее эффективны при приеме в вечерние часы [12,54,67]. В-третьих, отрицательные результаты, касающиеся применения препаратов кальция у женщин в постменопаузе, в большей степени связаны с недостаточной дозой кальция, типом препарата, тактикой его назначения. Например, L. Nilas и соавт. [64] не обнаружили стабилизации МПКТ при приема кальция в дозе 500 мг/ день у женщин в ранний период менопаузы. Однако, по данным других авторов, прием более высоких доз препаратов кальция (1-2 г), позволяющих достигнуть состояния "плато" с точки зрения кальциевого баланса [89], замедляет (или отменяет) потерю костной массы во всех участках скелета, включая шейку бедра [7,34]. Следует также иметь в виду, что у женщин в постменопаузе наблюдаются не только ПТГ-зависимые, но и ПТГ-независимые дефекты функции почек, обеспечивающей сохранение кальция в организме, которые также поддаются коррекции при приеме адекватного количества кальция [46].
      К настоящему времени уже проведено 20 проспективных рандоминизированных исследований, в которые вошли 741 контрольный и 855 леченных препаратами кальция пациентов. Метаанализ результатов этих исследований показал, что потеря костной массы у лиц, получавших адекватное количество кальция, существенно ниже 1% в год, в то время как у лиц, не получавших кальций, - превышает 1%(р<0,001) [67,68]. Все это вместе взятое убедительно свидетельствует о том, что препараты кальция обладают несомненной антиостеопоротической активностью и не могут рассматриваться как "плацебо" в процессе проведения контролируемых испытаний других антиостеопоротических препаратов [33].
      Согласно рекомендациям Национального института здравоохранения (США) [65] " оптимальное потребление кальция составляет 1000 мг в день для женщин в постменопаузе, получающих гормональную заместительную терапию, и 1500 мг в день для женщин, не получающих гормональную заместительную терапию. Рекомендуемое потребление кальция у мужчин (25-65 лет) составляет 1000 мг в день. Всем женщинам и мужчинам старше 65 лет следует рекомендовать прием кальция в количестве 1500 мг в день". Следует особо подчеркнуть, что на фоне приема кальция в рекомендуемых дозах побочные эффекты развиваются крайне редко (примерно с такой же частотой, как и в группе больных , принимавших плацебо) [27,83], а риск образования кальциевых камней в почках минимален. Однако прием очень высоких доз кальция (5-10 г в сутки) увеличивает риск мочекаменной болезни [70], который особенно высок у больных с тяжелыми нарушениями кальциевого метаболизма и почечной недостаточностью.
      Другой новый аспект проблемы нарушения кальциевого гомеостаза - изучение истинной распространенности гиповитаминоза D, который рассматривается как основная причина вторичного гиперпаратиреоза, остеомаляции и остеопороза у лиц пожилого и старческого возраста (табл. 1). Хорошо известно, что с возрастом наблюдается прогрессирующее снижение кишечной абсорбции не только кальция, но и витамина D [11], а также образования витамина D в коже [57[. Кроме того, поскольку основными пищевыми источниками кальция и витамина D являются одни и же продукты питания, пища, содержащая мало кальция, как правило, не содержит и витамина D.
      
      
Таблица 1. Витамин D II заболевание костей скелета (по С. Peacock [77] и М. МсКеппа [59] в модификации)
ДефицитНедостаточностьГиповитаминозНормаИзбыток
25 OHD< 25 нг/мл< 50 нг/мл< 100 нг/мл~ 100 нг/мл> 300 нг/мл
ПТГ<
1.25(OH)2D//?
Костный обмен
Состояние костной тканиОстеомаляция / ОстеопорозОстеопорозОстеопения / ОстеопорозНормаОстеопения

      
      Данные многих авторов свидетельствуют о том, что у пожилых (старше 70 лет) мужчин и женщин, особенно живущих в домах для престарелых, наблюдается прогрессирующее нарастание концентрации ПТГ, коррелирующее с увеличением уровня маркеров костной резорбции и риска переломов костей скелета [13,41,52,56,84,87]. Например, в недавних исследованиях было показано, что увеличение уровня ПТГ имеет место более чем у 50% пожилых инвалидов [92]. Коррекция вторичного гиперпаратиреоза с помощью кальция и витамина D приводит не только к увеличению МПКТ [8,19,27,69], но и снижению частоты переломов костей скелета [19-21,69]. Кроме того, отмечена связь между низким потреблением кальция, зависимым от возраста увеличением концентрации ПТГ, недостаточностью витамина D и низким потреблением кальция, причем уровень ПТГ снижается при введении адекватного количества витамина D и кальция [23,37]. Примечательно, что монотерапия препаратами кальция менее существенно снижает уровень ПТГ у больных с выраженным гиповитаминозм D, чем терапия кальцием в сочетании с витамином D [87].
      Особый интерес представляют данные о том, что лечение препаратами кальция и витамином D эффективно снижает риск переломов у пожилых больных, живущих в домашних условиях [27]. Следовательно, дефицит кальция и витамина D может иметь место не только у стариков-инвалидов, но и у людей более молодого возраста, ведущих активный образ жизни. Напомним, что дефицит витамина D, как правило, ассоциируется со снижением сывороточной концентрации 25-OHD (кальцидол), а не активного метаболита 1,25-D (кальцитриол). В недавних исследованиях, выполненных в 11 странах Европы в рамках программы Euronut Seneca, было показано, что снижение уровня 25-OHD (менее 30 nmol/L) имеет место у 36% мужчин и 47% женщин пожилого возраста [91]. Совсем недавно M.Chapuy и соавт. [22], обследовав большую группу французских женщин пожилого возраста, обнаружили снижение витамина D в 39% случаев, причем гиповитаминоз D ассоциировался с клиническими признаками вторичного гиперпаратиреоза и увеличением уровня маркеров, отражающих ускорение метаболизма костной ткани. В других исследованиях, включавших 290 пациентов пожилого возраста (средний возраст 62 года), находившихся на амбулаторном наблюдении в Масачусетской больнице (США), и 1560 пациентов (756 мужчин и 804 женщины) более молодого возраста (средний возраст 50 лет), включенных в эпидемиологическое исследование SUVAMAX [23], дефицит витамина D, вызывающий гиперпродукцию ПТГ, был обнаружен соответственно в 57% и 14% случаев. Примечательно, что, по данным этих исследований, пороговая концентрация 25-OHD, которая приводила к увеличению синтеза ПТГ, была существенно выше (65-70 nmol/L), чем та, которая ранее рассматривалась как показатель гиповитаминоза по витамину D (30 nmol/L или 12 нг/ мл). По данным M.Chapuy и соавт. [20], прием витамина D и кальция снижает риск переломов шейки бедра, если на фоне лечения достигается сывороточный уровень 25(OH)D в пределах 105 nmol/L. В исследовании B.Dawson-Hughes и соавт. [27] было показано, что с учетом синтеза ПТГ пороговый уровень витамина D составляет 110 nmol/L. Таким образом, если рассматривать "недостаточность" по витамину D как такое состояние, которое приводит к нарушению кальциевого гомеостаза и увеличению секреции ПТГ, то этот дефект может быть распространен в популяции значительно шире, чем это предполагалось до сих пор.
      Анализ результатов контролируемых исследований [28] показал, что лечение препаратами кальция (в сочетании с витамином D) приводит к снижению частоты переломов костей скелета на 25-70% (табл. 2). Это особенно очевидно у лиц, потребляющих диету с низким содержанием кальция (менее 700 мг/день). Кроме того, витамин D (примерно 500 IU/день) и кальций (не менее 1 г/день) рекомендуется принимать всем больным, получающим глюкокортикоидные препараты (ГК) [2,61], поскольку это предотвращает снижение МПКТ в различных участках скелета, по крайней мере, у больных, получающих небольшие дозы ГК [18,43]. Все это вместе взятое дает основание предположить, что прием препаратов кальция и витамина D может быть не менее эффективен в отношении предотвращения потери костной ткани и переломов костей скелета не только у лиц пожилого и старческого, но и более молодого возраста и больных с вторичным остеопорозом, в частности индуцированным ГК, чем лечение другими антиостеопоротическими препаратами.
      
      
Таблица 2. Клинические испытания эффективности кальция и витамина D для профилактики и лечения остеопроза
СсылкаЛечениеКол-во больныхВозрастДлительностьКомментарий
24Са (800 мг/день)9372+0.618 мес.Снижение частоты новых позвоночных переломов
80Са(1000 мг/день)8658+54 годаСнижение частоты непозвоночных переломов новых
81Са(1200 мг/день)19774+74 годаСнижение частоты новых непозвоночных переломов
21Вит. D (800 МЕ/день + Са(1200 мг/день)327084+63 годаСнижение частоты переломов шейки бедра
27Вит. D (700 МЕ/день)38970+53 годаСнижение частоты непозвоночных переломов
45Вит. D (50000-300000 МЕ/год)34182,84 годаСнижение частоты непозвоночных переломов (особенно верхних конечностей)

      
      Совсем недавно группа наиболее авторитетных экспертов Американского национального фонда по изучению остеопороза представила следующие рекомендации [71], касающиеся применения кальция и витамина D:
      1. Для назначения кальция и витамина D необязательно определение МПКТ.
      2. Лечение препаратами кальция экономически эффективно даже у женщин с нормальной МПКТ.
      3. Назначение витамина D (400-800 IU/сут) особенно экономически эффективно у лиц пожилого и старческого возраста, имеющих предрасположенность к дефициту витамина D.
      4. На фоне лечения препаратами кальция риск переломов снижается не менее чем на 10%.
      5. У больных с дефицитом витамина D лечение препаратами кальция и витамином D снижает риск переломов костей скелета на 30%.
      6. Адекватное потребление кальция (пища или добавление препаратов кальция) следует рекомендовать всем женщинам, независимо от приема других антиостеопоротических препаратов.
      В последние годы внимание исследователей привлечено к изучению роли дефектов кальциевого гомеостаза в развитии не только остеопороза, но и других заболеваний пожилого и старческого возраста, к которым относятся артериолосклероз, дегенеративные заболевания позвоночника (остеохондроз/спондилез), суставов (остеоартроз). Эти заболевания, которые наряду с остеопорозом являются наиболее частыми формами патологии у лиц пожилого возраста, предложено определять как "кальций-дефицитные" болезни человека [38].
      
      
Роль дефицита Са в развитии заболеваний человека [38]


      В 1991 году W.Browner и соавт. [15] на основании эпидемиологического исследования 9700 женщин в возрасте старше 65 лет обнаружили, что каждое снижение МПКТ на одно стандартное отклонение от нормы увеличивает риск преждевременной смерти (не связанный с остеопоротическими переломами) на 40% в течение последующих 2 лет. Позднее те же авторы обнаружили, что частота геморрагического или ишемического инсульта значительно увеличивается у пожилых женщин с остеопорозом [16]. Примечательно, что снижение МПКТ ассоциировалось с риском развития инсульта в большей степени [1,31], чем повышение артериального давления [1,21]. С другой стороны, по данным ряда авторов, адекватный прием кальция ассоциируется с достоверным снижением систолического АД [17].
      Хорошо известно, что атеросклеротическое поражение сосудов нередко осложняется кальцификацией атеросклеротической бляшки [5]. Последнее увеличивает риск сосудистых осложнений (инфаркт миокарда, инсульт), ухудшает исходы сосудистых операций [35]. В недавних исследованиях было установлено, что у больных с остеопорозом кальцификация аорты развивается чаще, чем у лиц с нормальной минеральной плотностью костной ткани по данным костной денситометрии [9,40,73,90]. У женщин в постменопаузе, у которых выявлено снижение МПКТ, отмечается увеличение отложения кальция в коронарных артериях по данным компьютерной томографии (КТ) [10]. У больных с атеросклеротическим поражением сосудов нижних конечностей наблюдается снижение МПКТ костей пораженных конечностей [55]. Примечательно, что аортальный кальцификат состоит из тех же компонентов, что и нормальная костная ткань, - солей кальция и фосфата, связанных с гидроксиапатитом. В опытах in vitro была обнаружена гиперэкспрессия костноформирующих факторов, таких, как остеокальцин, матриксный Gla белок [85], остеопонтин [42], костный морфогенный белок [14], коллаген [53], в атеросклеротической бляшке у человека. Все это вместе взятое позволило предположить, что именно дефицит кальция является общим механизмом, определяющим прогрессирование не только остеопороза, но и внекостной кальцификации, в том числе в сосудистой стенке [9,30]. Патогенетические механизмы, лежащие в основе кальцификации сосудов, до конца не ясны. Предполагается участие, по крайней мере, нескольких медиаторов, регулирующих ремоделирование костной ткани, таких, как ПТГ, тромбоцитарный фактор роста Р (ТФР- ?) и витамин К [50,93]. По мнению L. Demer и К. Wastin [29], обнаружение морфогенного белка-la в стенке артерии свидетельствует о том, что взаимодействие эндотелия и мезенхимальных клеток, приводящее к сосудистой кальцификации, сходно с клеточными взаимодействиями, лежащими в основе остеогенеза эмбриональной костной ткани. В этой связи особый интерес представляют полученные недавно данные о том, что окисленные липопротеиды (оЛП) (как и ТФР-?) стимулируют минерализацию, опосредованную как костными ОБ, так и ОБ-подобными клетками, изолированными из кальцифицированной сосудистой стенки [74]. Это дало основание предположить, что оЛП не только принимают участие в развитии атеросклеротического поражения сосудов [94], но и стимулируют диф-ференцировку ОБ-подобных клеток в стенке сосудов [75]. Примечательно, что у больных хронической почечной недостаточностью наблюдается ускоренное развитие атеросклеротического поражения сосудов, связанное с нарушением метаболизма кальция и гиперпродукцией ПТГ [63]. При этом ПТГ обладает способностью ингибировать активность ферментов, регулирующих синтез липопротеидов, а активные метаболиты витамина D подавляют экспрессию рецепторов на моноцитах/макрофагах, участвующих в захвате липопротеина низкой плотности.
      До недавнего времени остеопороз и остеоартроз рассматривались как взаимоисключающие заболевания, поскольку у больных остеоартрозом наблюдается тенденция к повышению МПКТ по данным денситометрии, особенно при исследовании позвоночника в прямой проекции. Однако в процессе более детального исследования было установлено, что аномально высокая МПКТ часто является артефактом, обусловленным изменениями в позвоночнике (остеофиты, сколиоз и др.). Более того, по данным Т. Fujita [30], осуществлявшего регрессионный анализ взаимосвязи между истинным значением МПКТ в трабекулярной кости и выраженностью деформирующего спондилеза, развитие остеопении и развитие дегеративных изменений в позвоночнике являются взаимосвязанными процессами, имеющими общую тенденцию к прогрессированию с возрастом. Полагают, что дефицит кальция приводит к увеличению синтеза ПТГ, что, в свою очередь, вызывает избыточное отложение кальция в суставном хряще.
      Таким образом, дефицит кальция/витамина D следует рассматривать как весьма распространенное патологическое состояние, создающее предпосылки для развития широкого круга болезней у лиц пожилого и старческого возраста. Соблюдение диетических рекомендаций и прием препаратов кальция и витамина D могут иметь стратегически важное значение для увеличения продолжительности жизни населения нашей планеты.
      
ЛИТЕРАТУРА

      1. Насонов Е.Л. Роль кальция, витамина D и тиазидных диурегиков в профилактике и лечении остеопорозаУ/Русский мед. журнал. 1997:5:978-982.
      2. Насонов Е.Л., Скрипникова И.А. Лечение глюкокортикоидно-го остеопороза (часть П)//Клин. медицина. 1997; 11:14-19.
      3. Насонов Е.Л., Скрипникова И.А., Насонова В.А. Проблема остеопороза в ревматологии. М.: Стин, 1997.429 с.
      4. РожинскаяЛ.Я., РодионоваС.С., МароваЕ.И. Роль активных метаболитов витамина D в патогенезе и лечении метаболических ос-теопатий. М. 1997.
      5. Agatson A.S., Janowitz W.R., Hidner F.J. et al. Quantitation of coronary artery calcium using ultrafast computed tomography. J.Am.Coll. Cardiol. 1990,15:827-832.
      6. Akesson К., Lau K-HW, Johnson P. et al. Effects of short-term calcium depletion and repletion on biochemical markers of bone turnover in young adult women. J.Clin.Endocrinol. Metab. 1998;83:192I-1927.
      7. Aloia J.F., Vaswani A., Yeh J.K. et al. Calcium supplementation with and without hormonal replacement therapy to prevent postmenopausal bone loss. Ann. Intern. Med. 1994; 120:97-103.
      8. Baeksgaard L., Andersen K.P., Hyidstrup L. Calcium and vitamin D supplementation increases spinal BMD in healthy, postmenopausal women. Osteoporosis Int. 1998:8:255-260.
      9. Banks L.M.i MacsweeneyJ.E., Stevenson J.C. Effect of degenerative spinal aortic calcification on bone density measurements in postmenopausal women: links between osteoporosis and cardiovascular disease? Eur.J.Clin. Invest. 1994; 24:813-817.
      10.BarengoltsE.L,BermanM.,KukrejaS.C.etal.Osteoporosis and coronary atherosclerosis in asymptomatic postmenopausal women. Calcif. Tissue Int. 1998;62:209-213.
      11. Barragry J.M., France M.W., Corless D. et al. Intepstinal cholecalciferol absorbtion in the eldery and in younger adults. Clin.Sci. Mol.Med. 1978,55:213-220.
      12.BlumsohnA.,HerringtonK.,HannonR.A.,etal.Theeffectof calcium supplementation on the circadian rhythm of bone resorption. J.Clin.Endocrinol.Metab. 1994:79:730-735.
      13. Brazier M., Kamel S., Malmer M. et al. Markers of bone remodeling in the eldery: effect of vitamin D insufficiency and its correction. J.Bone Miner. Res. 1995; 11:1753-1761.
      14. Bostrom К., Watson К.Е., Horn S. et al. Bone rnorphogenic expression in human atherosclerotic lesions. J.Clin.Invest. 1993;91:1800-1809.
      15. Browner W.S., Sooley D.G., Vogt T. M. Non-trauma mortality in eldery women with low bone mineral density. Lancet 1991 ;338:335-338.
      16. Browner W.S., Pressman A. R., Nevitt M.C.etai. Association between low density and stroke in eldery women. Stroke 1993,24:940-946.
      17. Bucher B.C. et al. Efects of dietary calcium supplementation on blood pressure. A meta- analysis of randomized controlled trials. JAMA 1996;275:1016-1022.
      18. BuckleyL.M., LeibE.S.,CartularoK.S. etal. Calcium and vitamin D supplementation prevents bone loss in the spine secondary to low-dose corticosteroids in patients with rheumatoid arthritis. Ann.lntern.Med.l996; 125:961-968.
      19.ChapuyM.C.,ChapuyP., MeunierP.J. Effect of calcium and vitamin D supplemementation on calcium metabolism in eldery. Am.J.Clin.Nutr. 1987,46:324-328.
      20. Chapuy M.C., Areot M.E" Duboeuf F. et al. Vitamin D,and calcium to prevent hip fractures in eldery women. N.Engl.J.Med. 1992,237:1637-1642.
      21. Chapuy M.C., Ariot M.E., Delmas P.D., Meunier P.J. Effect of calcium and cholecalciferol treatment for three years on hip fracture in eldery women. Brit. Med. J. 1994,308:1081 -1082.
      22. Chapuy M.C., Schott A.M., Garnero P. etal. Healthy eldery French women living at home have secondary hyperparathyreoidism and high bone turnover in winter. J.Clin.Endocrinol. 1996;81:1129-1233.
      23. Chapuy M.C., Preziozi P., Maamer M. et al. Prevalence of vitamin D insufficiency in an adult normal population. Osteoporosis Int. 1997:7:439-443.
      24. Chevalley Т., RizzoliR.,NydeggerV. etal. Effects of calcium supplementation on femoral bone mineral density and vertebral fracture rate in vitamin D replete eldery patients. Osteoporosis Int. 1994:4:245-252.
      25. Gumming R.G., Nevitt M.C. Calcium for prevention of osteoporotic fractures in postmenopausal women. J.Bone Miner. Res. 1997; 12:1321-1329.
      26. Dawson-Hughes В. Calcium supplementation and bone loss: a review of controlled clinical trial. Am.J.Clin.Nutr. 1991 ;54 (Suppl.):S274-280.
      27. Dawson-Hughes В., Harris S.S., Krall E.A, DallaIG.E. Efect of calcium and vitamin D supplementation on bone density in men and women 65 years of age or older. N.Engl.J.Med. 1997:337:670-676.
      28. Dawson-Hughes В. Vitamin D and calcium: recommended intake for bone health. Osteoporosis Int. 1998,8 (suppl.):S30-S34.
      29. Demer L.L, Watson K.E. Mechanism of calcification in atherosclerosis. Trends Cardiovasc. Med. 1994,4:45-49.
      30. Demer L.L. A sceleton in the atherosclerosis closet. Circulation 1995:92:2029-2032.
      31. DevineA., Dick I.M., HealS.J. et al. A 4-year follow-up study of the effect of calcium supplementation on bone density in eldery postmenopausal women. Osteoporosis Int. 1997,7:23-28.
      32. Eastell R,, Calvo M.S., Burrett M.F. et al. Abnormalities in chcadian patterns of bone resorbtion and renal calcium concervation in type 1 Osteoporosis. J.Clin.Endocrinol.Metab. 1992,74:487-494.
      33. Eastell R. Treatment of postmenopausal Osteoporosis. N.Engl.J.Med. 1998;338:736-746.
      34. Elders P.J.M., Lips P., NetelenbosJ.C. etal. Long-term effect of calcium supplementation on bone loss in perimenopausal women. J.Bone Miner.Res. 1994; 9:963-970.
      35. FarbA., BurkeA. P., Tang A.L. etal. Coronary plaque erosion without rupture in lipid core: a frequent cause of coronary thrombosis in sudden coronary death. Circulation 1996;93:1354-1363.
      36. Fardellone P., Brazier M., Kamel S. et al. Biochemical effects of calcium supplementation in postmenopausal women: influence of dietary calcium intake. Am.J.Clin.Nutr. 1998;67:1273-1278.
      37. Freaney R., McBrinn Y., McKenna M. Secondary hyperparathyrodism in eldery people: combined effect of renal insufficiency and vitamin D deficiency. Am.J.Clin.Nutr. 1993,58; 187-188.
      38. Fujita T. Osteoporosis: past, present and future. Osteoporosis Int. 1997:7 (Suppl.3):S6-S9.
      39. Fuleihan GE-H. Calcium regulated handling in healthy men: relation to sodium handling. J.Clin.Endocrinol.Metab. 1998,83:2366-2372.
      40. Frye M.A., Melton L.J., Bryant S.C. et al. Osteoporosis and calcification of aorta. Bone miner. 1992; 19:185-194.
      41. Gallacher J.C., Kinyamu H.K., Fowler S.E. et al. Calcitrophic hormones and bone markers in the eldery. J. Bone. Miner. Res. 1998; 13:475-482.
      42. GiachelliC.M., BaeN., Almeida M. etal. Osteopontin is elevated during neointima formation in rat arteries and is a novel component of human atherosclerotic plaque. J.Clin. Invest. 1993;92:1686-1696.
      43. HealyJ.H., PagetS.A., Williams-Russo P. etal. A randomized controlled trial of salmon calcitonin to prevent bone loss in corticosteroid-treated temporal arteritis and polymyalgia rheumatica. Calcif. Tissue Int. 1996,58:73-78.
      44. Heaney R.P. Estrogen-calcium interactions in the menopause: a quantitative desxpription. Bone Miner. 1990; 11:67-84.
      45. Heikinheimo R.J., Inkovaara J.A., Harju E.J. et al. Annual injection of vitamin D and fracture of aged bone. Calcif.Tissue Int. 1992;51:105-110.
      46. Heshmati H.M., Khosia S., Burritt M.F. et al.^A defect of renal calcium conservation may contribute to the pathogenesis of postmenopausal Osteoporosis. J. Clin. Endocrinol. Metab. 1998:83:1916-1920,
      47. Holbrook T.L, Barret-Connor E., Wingard D.L. Dietary calcium and risk of hip fracture: 14-year prospective population study. Lancet 1988,2:1046-1049.
      48. Holbrook T.L., Barret-Connor E. An 18-year prospective study of dietary calcium and bone mineral density in the hip. Calcif.Tissue Int. 1995;56:364-367.
      49. Horowitz M., WishartJ.M., Goh D. etal. Oral calcium supress biochemical markers of bone resorption in normal men. Am.J.Clin.Nutr. 1994;60:965-968.
      50. Jie K-SG., Bots M.L., Vermeer C. et al. Vitamin К intake and bone mass in women with and without aortic atherosclerosis: a population-based study. Calcif. Tissue Int. 1996,59:352-356.
      51. Jones G., NguyenT., Sambrook P.N. etal. Symptomatic fracture incidence in eldery men and women: the Dubbo Osteoporosis Epidemiology Study (DOES). Osteoporosis Int. 1994,4:277-282.
      52. Kamel S.,BrazieM., RogezJ.C. etal. Different responses of free and peptide-bound cross-links vitamin D and calcium supplementation in eldery women with vitamin D insufficiency. J.Clin.Endocrinol.Metab, 1996,81:1317-1321.
      53. KatsudaS.,OkadaY., Minamoto Т. et al. Collagens in human atherosclerosis. Arterioscler. Thromb. 1992; 12:494-502.
      54. Lakatos P., Bliimsohn A., Eastell R. et al. Orcadian rhytm of in vitro bone-resorbting activity in human serum. J.CIin.Endocrinol.Metab. 1995:80:3185-3190.
      55. LarocheM.,PouillesJ.M., Ribot C. etal. Comparison of the bone mineral content of the lower limbs in man with ischemic atherosclerotic disease. Clin. Rheum. 1994; 13:611-614.
      56. Ма 1., Stampfer M.J., Cann P.H. et al. Vitamin D receptor polymorphism, circulating vitamin D metabolites, and risk of prostatic cancer in United States physicians. Cancer. Epidemiol. Biomarkers. Prev. 1998,7:385-390.
      57. MacLaughlin J., Holick M.F. Aging decreases the capacity of human skin to produce vitamin D^. J.Clin. Invest. 1985,76:1536-1538.
      58. McCarron D.A., MorrisC.D. Blood pressure response to oral calcium in persons with mild to moderate hypertension. Ann.lntern.Med. 1985; 103 (6 pt I): 825-831.
      59. McKaneW.R., KhoslaS., Egan K.S. etal. Role of calcium intake in modulating age-related increases in parathyroid function and bone resorption. J.Clin. Endocrinol. Metab. 1996;81:1699-1703.
      60. McKenna M.J., Freaney R. Secondary hyperparathyreoidism in the eldery: means to defining hypovitaminosis D. Osteoporosis Int.l998(Suppi.8):S3-S5.
      61. Menier P.J., Is steroid-induced osteoporosis preventable? Editorial. N.Engl.J.Med. 1993; 328:1781 -1782,
      62. Meunier P.J., Sebert J-L., Reginster J-Y. et al. Fluoride salts are not better at preventing new vertebral fractures than calcium-vitamin D in postmenopausal osteoporosis: the FAVOS study. Osteoporosis Int. 1998; 8:4-12.
      63. Nishizava Y., Morii H. Osteoporosis ?.nd atherosclerosis in chronic renal failure. Osteoporosos Int. 1997;7 (Suppl. 3):S 188-192.
      64. Nilas L, Christiansen С., Rodbro P. Calcium supplementation and postmenopausal bone loss. Br.Med.J. 1984;289:1103-1106.
      65. NIH consensus conference. Opimal calcium intake. NIH concensus development panel on optimal calcium intake. JAMA 1994:272:1942-1948.
      66. Nordin В. E.G., Morris H.A. The calcium deficiency model of osteoporosis. Nutr.Rev. 1989; 47:65-72.
      67. Nordin B.E.C. Calcium and osteoporosis. Nutrition 1997; 13: 664-686.
      68. Nordin B.E.C. The calcium controversy. Osteoporosis Int. 1997;7(Suppl.3):S17-S23.
      69. Ooms M.E., Roos J.C., Bezemer P.D. et al. Prevention of bone loss by vitamin D supplementation in eldery women: a randomized double blind trial. J.Clin.Endocrinol. Metab. 1995; 80:1052-1058.
      70. Orwoll E.S. The milk-alkali syndrome: current consept. Ann. Intem.Med.l982; 97:242-248.
      71. Osteoporosis: review of the evidence for prevention, diagnosis, and treatment and cost-effectiveness analysis. Osteoporosis Int. 1998;8 (suppl.4):31-35.
      72. Ott S. M. Calcium and vitamin D in the pathogenesis and treatment of osteoporosis. In. Marcus R, ed. Osteoporosis. Boston: Blackwell Scientific, 1994;227-292.
      73. Ouchi Y., Akashita M., DeSouza A.C. et al. Age-related loss of bone mass and aortic/aortic valve calcification-reevaluation of recomended dietary allowance of calcium in the eldery. Ann'.N.Y.Acad.Sci.l993;676:297-307.
      74. Parhami F., Morrow A. D., Balucan J. et al. Lipid oxidation products have opposite efects on calcifying vascular cell and bone cell differentiation.Arterioscler.Thromb.Vasc.Biol.l997; 17:680-687.
      75. Parhami F., Demer L.L. Arterial calcification in face of osteoporosis in ageing: can we blame oxidized lipids? Curr.Opin.Lipidol. 1997; 8:312-314.
      76. Peacock M., Hui S., Liu G. et al. Effect of oral calcium and vitamin D on bone mineral density at the hip in eldery men and women (abst). J.Bone Miner.Res. 1997; 12 (Suppl.): 129.
      77. Peacock M. Effects of calcium and vitamin D insufficiency on the skeleton. Osteporosis Int. 1998; 8 (Suppi. ):S45-S51.
      78. Prince R. The calcium controversy revisited: implication of new data. Med. J. Aust. 1993; 159:404-407.
      79. Prince R., DevineA., Dick 1. etal. The effects of calcium supplementation (milk powder or tablets) and exercise on bone density in postmenopausal women. J.Bone Miner. Res. 1995; 10:1068-1075.
      80. Reid 1 .R" Ames R.W" Evans M.C. et al. Long-term effects of calcium supplementation on bone loss and fractures in postmenopausal women: a randomized controlled trial. Am.J.Med. 1995; 98:31-334.
      81. Recker R.R., Hinders S., Davies K.M. et al. Correcting calcium nutritional deficiency prevents spine fracture in eldery women. J.Bone Miner.Res, 1996; 11:1961-1966.
      82. Ricci T.A., Chowdhury H.A., Heymsfield S.B. et al. Calcium suplementation supress bone turnover during weight reduction in postmenopausal women. J. Bone Miner. Res. 1998; 13:1045-1050.
      83. Saunders D., Sillery J., Chapman R. Effect of calcium carbonate and aluminium hydroxide on human intestinal function. Dig.Dis.Sci 1988; 33:409-413.
      84. ScharlaS.H.,Scheidt-NaveC., LeidigG. etal. Lower serum 25-hydroxyvitamin D is assiciayed with increased bone resorbtion markers and lower bone density at the proximal femur in normal females: a population-based study. Exp.Clin.Endocrinol. Diabetes. 1996; 104:289-292.
      85. Shanahan C.M., Сагу N.R. Metcaife J.C. et al. High expression of genes for calcification-regulating proteins in human atherosclerotic plaque. J.Clin. Invest. 1994; 93:2393-2402.
      86. Shapses S.A., Robins S.P., Schwartz E.I., Chowdhury H. Short-term changes in calcium but not protein intake after the rate of bone resorbtion in healthy subjects as assessed by urinary pyridinium cross-link excretion. J.Nutr. 1995; 125:2814-2821.
      87. SorvaA., Risetl L., Valimaki M., Tilvis R. Effect of vitamin D and calcium on markers of bone metabolism in geriatric patients with low serum 25-hydroxyvitamin D levels. Calcif. Tissue Int. 1991;
      49: S88-S89,
      88. Scopacasa F., Horowitz M., Wishart J.M. et al. Calcium supplementation supresses bone resorption in early postmenopausal women. Calcif. Tissue Int. 1998;62:8-12.
      89. Spencer H., Kramer L., Lesniak M. et al. Calcium requirements in humans: report of original data and a review. Clin. Orthop. 1984; 184:270-280.
      90. Stefenelli Т., Mayer H., Bergler-Klein J. et al. Primary hyperparathyroidism: incidence of cardiac abnormalities and partial reversibility after successful parathyroidectomy. Am. J. Med. 1993;
      95:197-202,
      91. Thomas K.K., Lloyd-Jones M.D., Thadhani R.I. et al. Hypovitaminosis D in medical inpatients. N.Engl.J.Med. 1988; 338:777-783.
      92. Van der Wielen R.P., Lowlk M.R.H, van der Berg H. et al. Serum 25-OHD concentrations among eldery people in Europe. Lancet 1995; 346:207-210.
      93. Watson K.E., Bostrom К., Ravindaranathan R. et al. TGF-p and 25-hydroxycholesterol stimulate osteoblast-like vascular cell calckfy. J. Clin. Invest. 1994; 93: 2106-2113.
      94. Witztum J.L, Steinberg D.Role of oxidized low density lipoprotein in atherogenesis. J.Clin.Invest. 1991 ;88:1785-1792.

      

 Посмотреть другие статьи |  Версия для печати